Наследие рабби Нахмана из Брацлава

Обновлено: 9 мая

Мордехай Юшковский




В апреле 2022 г. исполняется 250 лет одному из крупнейших религиозных авторитетов еврейского мира, у которого и сегодня есть многие тысячи последователей и чье учение инспирирует и одухотворяет по сегодняшний день.


Рабби Нахман родился в первый день месяца нисан 5532 /4 апреля 1772/ года в Меджибоже. Он был правнуком основоположника хасидизма Исраэля Баал-Шем-Това. С раннего детства он любил уединяться на лоне природы, пытаясь услышать как "травы благословляют Имя Б-жье". В очень юном возрасте его женили. Переехав в дом тестя в Медведевке, он целиком посвятил себя духовному развитию, служению Всевышнему. К восемнадцати годам он был уже руководителем хасидского двора, окруженным многочисленными последователями, чем вызывал немало зависти у других хасидских ребе.

В 1798 году р. Нахман посетил Эрец-Исраэль, побывал в Тверии и Цфате, но, по всей вероятнтости, не смог доехать до Иерусалима. Вернувшись в Подолье, он поселился в местечке Брацлав. Там он был окружен своими хасидами, там же обрел своего верного друга и помощника р. Носона Штернхарца. В 1806 – 1807 годах р. Нахман потерял двух сыновей и жену, которые скончались от чахотки. Вскоре он и сам заразился туберкулезом. Предчувствуя скорую кончину, р. Нахман переехал в Умань, чтобы быть похороненным среди евреев, взошедших на Кидуш А-шем (самопожертвование во имя веры) во время Уманской резни (Колиивщина, 1768 г.). Он скончался в Умани в 1810 году. Его могила по сегодняшний день является одним из важнейших мест массового паломничества для евреев всего мира.

Основы учения р. Нахмана: Цадик (праведник) – это основа мира, человек должен перебороть свое эго, свои природные инстинкты и посвятить себя служению Всевышнему, человек должен довольствоваться малым, не стремиться к материальным благам, т.к. этот мир – лишь очень узкий мост в мир истинный…


В истории еврейской литературы р. Нахман занял свое почетное место в качестве великолепного рассказчика. Он оставил после себя, множество часто цитируемых изречений, несколько книг, среди которых "Сипурей маасийот" – книга аллегорических, философских рассказов, с глубоким потаённым смыслом.


Многокрасочная, монументальная фигура р. Нахмана, а также его последователей, нашли широкое отображение в литературе идиш. Его рассказы служили отправной точкой исторического повествования и давали вдохновение многим авторам.


Например, довольно подробное описание жизни и веры брацлавских хасидов мы встречаем в историческом романе "Ди мишпохе Машбер" (семья Машбер) советского еврейского писателя Дер Нистера (1884, Бердичев – 1950, Абезьский лагерь). В романе автор рисует обширную картину брацлавского хасидизма, особо указывая на то, что "брацлавские" находились в самом низу иерархии хасидских дворов, зачастую вызывая у тех неприязнь:


"К тому времени в городе N, среди многих шумных и богатых хасидских сект, была одна, еле заметная и маленькая - "брацлавская". Она состояла из не более, чем двух миньянов ремесленников, а главное, настолько бедных, что в этом им не было равных…


Большая часть из них жили молитвами и постами. Днем они не жили как все, не были заняты обычными, повседневными делами, а ночевали они на могилах городских праведников. А что-то делать для этого мира, для себя, для собственных семей – их мало интересовало, об этом они забывали совсем".


Среди философскх рассказов р. Нахмана особое место занимает рассказ "Майсе ме-hа-заин бетлерс" (рассказ о семи нищих). В этом рассказе есть шесть отдельных рассказов. Каждый из нищих имеет физический недостаток, он приходит на свадьбу, рассказывает свою философскую историю, чтобы развеселить жениха и невесту. Только седьмой рассказ так и остался нерассказанным… Этот мотив использовал классик поэзии на идиш Ицик Мангер. Во время Холокоста, в 1942 г., он написал короткое стихотворение


"Цум брацлаверс "зибетн бетлер" ("Седьмому нищему" брацлаского (ребе)):


Зибетэр бетлер, фарэндик ди майсэ!

Мир зайнен ди лецтэ hерэр,

Азойфил идн hобн зих ништ дерварт,

Цу вос-же вартсту мерэр,


Зибетэр бетлер, ду дримлст, ду швайгст.

Ун ди волкнс вэрн шверэр –

Мир вартн, дерцейл. Томер с"вэт зайн цу шпет,

Вэр вэлн зайн ди hерэр?


Седьмой нищий, закончи свой рассказ!

Мы последние слушатели.

Столько евреев не дождались,

Чего же ты ждешь?


Седьмой нищий, ты дремлешь, молчишь.

Облака стают тяжелее –

Мы ждем, расскажи. Если совсем станет поздно,

Кто тебя услышит?




© Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта допускается лишь с разрешения редакции сайта и только со ссылкой на источник: www.yiddishcenter.org

Недавние посты

Смотреть все