120 лет назад был казнен Гирш Лекерт

Обновлено: 14 июн.


Мы приводим здесь перевод с идиш статьи Элиягу Йонеса, посвященной герою еврейского рабочего движения (Лэбнс-фрагн, май-июнь 2007). Статья была опубликована 15 лет назад и приурочена к 105-й годовщине казни Г. Лекерта.


------------

Уже в первые годы после основания «Бунда» (в октябре 1897 г. в Вильно) сила и влияние революционного движения на еврейской улице значительно выросли не только среди рабочих, но и среди молодой еврейской интеллигенции - старшеклассников и студентов. В то же время усилились преследования царской полиции. Царское правительство, обеспокоенное ростом числа забастовок и демонстраций, приняло жесткие меры против организованного еврейского рабочего движения.

В декабре 1901 г. виленский губернатор фон Валь издал приказ, запрещавший собрания в любой форме для жителей города и окрестной губернии. Запрет действовал как на улицах, так и в зданиях, и за его нарушение грозило суровое наказание.

Это не испугало виленских еврейских рабочих, и 1 мая 1902 года бундовцы вышли на улицы Вильно с флагами и транспарантами, с лозунгами против царской диктатуры. На них нападали жандармы, избивали и ранили, многих арестовали и посадили в тюрьмы.

По указанию губернатора и в его присутствии 26 задержанных — 20 евреев и 6 польских рабочих — были зверски избиты мокрыми плетями. Небольшая группа бундовцев решила отомстить жестокому губернатору. Группа, к которой принадлежал молодой виленский рабочий-сапожник Гирш Лекерт, включала кроме него двух польских рабочих. Члены группы приобрели оружие и провели длительную подготовку. Восемь дней они следили за передвижениями фон Валя, каждый из них караулил в разных точках города, когда проедет губернатор. Лишь на девятый день фон Валь появился в сопровождении генерала Гриффенберга, оба следовали в офицерский клуб. Гирш Лекерт, который находился по близости, упустил возможность. Рука не послушалась - так он позже объяснял свое упущение, когда члены группы хотели отобрать у него наган. Гиршке в гневе прикусил палец и не мог себе простить минутной слабости, которая овладела им. При этом он расплакался, как ребенок, - рассказывали в последствии его друзья.

Однако он не отказался от своего решения выполнить взятую на себя задачу, и 5 мая, когда фон Валь выходил с выставки, организованной в помещении Цирка, из толпы выскочил подстерегавший его Гиршке и выстрелил в сторону губернатора. Фон Валь был ранен в руку и ногу. Покушавшийся был немедленно арестован и доставлен в военный суд.

Вильно был потрясен. В синагогах читалась особая молитва о здоровье губернатора фон Валя.

Военный суд приговорил Гирша Лекерта к смертной казни.

10 июня 1902 г. в предместье Вильнюса, за Шнипишком, на Военном Поле, служившем тренировочным объектом для армии, Гиршке среди ночи привели на казнь. Он шел к виселице гордо, с высоко поднятой головой, ступая свободно и уверенно, - рассказывали свидетели, наблюдавшие за этой казнью. Гиршке Лекерт пал героической смертью.

Бунд издал посвященный Г. Лекерту памфлет на идише и на русском языке и объявил забастовку в память об этом бундовском мученике. Ему было посвящено множество песен на идише, которые сочинялись и исполнялись в домах еврейских рабочих в Вильно и в других в городах и местечках. Памяти Гиршке были посвящены пьесы и баллады, которые читались и распространялись в рабочих кружках.

Гирш Лекерт был первым добровольным мучеником в современной еврейской истории. Он служил образцом и вдохновителем еврейской самообороны в начале двадцатого века и примером героизма в социалистических молодежных организациях в первой половине двадцатого века.


© Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта допускается лишь с разрешения редакции сайта и только со ссылкой на источник: www.yiddishcenter.or

Недавние посты

Смотреть все

Уголовная аристократия. //А. Карпинович// Когда прикончили Мишку Наполеона, сожалел об этом весь Вильно. Он был не только последним в своей династии, но и гордостью переулка Ги́тки-То́йбы, включая кус

//А.Карпинович// Исерсо́н стоял на ступенях синагоги погребального братства, своей любимой трибуне в виленском дворе, и «рвал на куски» собравшуюся публику: – Виленские евреи, страшитесь и трепещите!