115 лет Шире Горшман

Пост обновлен июнь 14

10 апреля 2021 г. исполняется 115 лет еврейской писательнице Шире Горшман.

Драм и роковых поворотов, наполнявших жизнь этой женщины, хватило бы на пятерых. Личное знакомство с ней на протяжении пятнадцати лет оставило неизгладимый след в памяти и явилось одной из ярких страниц в моей жизни. Я познакомился с Широй Григорьевной, вначале заочно, через её короткие новеллы, которые отличались очень красочным, цветистым языком, полным необычных художественных сравнений и метафор, и острым юмором, зачастую колким и сатиричным.

В 1986 году я встретился с ней лично в редакции журнала «Советиш геймланд» на улице Кирова 17. Нечасто случается, что личное знакомство с писателем поражает ещё больше, чем знакомство с его творчеством. Но в случае с Широй это было именно так. В то время она была уже в очень преклонном возрасте, что совершенно не ощущалось в беседе. Её низкий голос, наполненный стальными нотками, прищуренный, немного сердитый, взгляд, и, в то же время, заразительный смех, просто поражали. К её стилю общения нужно было привыкнуть, но, с другой стороны, он очаровывал и притягивал.

В одно из посещений редакции Шира сказала мне: «Ты знаешь, что я пишу в голове?» Заметив мой удивлённый взгляд, она пояснила: «Рука дрожит, держать перо совсем трудно стало, поэтому пишу в голове. У меня к тебе будет просьба: приезжай ко мне в Перово. У меня есть еврейская пишущая машинка, которая досталась в наследство от Иосифа Рабина (известный писатель на идиш), и я буду тебе диктовать то, что написала в голове…»

С тех пор я периодически ездил в Перово, под диктовку Ширы печатал её новеллы и получал удовольствие от каждой минуты, проведённой рядом ней. В перерывах между диктовкой она рассказывала много историй из своей долгой, красочной жизни, и все её рассказы проникали прямо в душу – как содержанием, так и совершенно особой формой их подачи.

Шира родилась в 1906 году в местечке Кроки Ковенской губернии. Во время Первой Мировой войны семья была эвакуирована в Одессу. Там она в раннем возрасте потеряла родителей. Вернувшись в Литву, воспитывалась в детском доме в Каунасе, затем жила в доме своего деда. В юности она прошла в Каунасе "ахшару" (подготовку еврейской молодёжи к переезду в Палестину), рано вышла замуж и, в 1923 году, с мужем и дочерью, уехала в Палестину. Она вступила к организацию «Гдуд а-авода» (рабочий батальон), работала в кибуце Рамат-Рахель рядом с Иерусалимом, трудилась в полях, доила коров, строила дороги, была воспитателем в детском доме. В 1926 году в «Гдуд а-авода» произошёл раскол. Часть левого крыла, во главе в М. Элькиндом, покинула Палестину и поехала строить «светлое еврейское коммунистическое будущее» в Крыму. Шира примкнула к ним и переехала в Крым в 1929 году с двумя дочерями Рут и Шуламит. Там бывшие кибуцники создали в невероятно трудных условиях сельскохозяйственную коммуну «Войя-Нова». В последствии подавляющее большинство коммунаров было арестовано и сослано в ГУЛАГ в годы сталинского политического террора. Шира избежала этой горькой участи благодаря тому, что во время посещения колонии «Войя-Нова» группой еврейских интеллектуалов в неё влюбился художник Мендл Горшман и увёз с собой в Москву.

В московской квартире Горшмана собирались еврейские писатели, и Шира часто им рассказывала о жизни сельхозкоммуны. Среди слушателей был и знаменитый поэт Лейб Квитко, который подметил талант рассказчицы и подвигнул Ширу писать. Она выпустила одиннадцать сборников, в основном, коротких рассказов – на идише, два – в переводе на иврит и два – в переводе на русский язык. В Москве у Ширы родился еще сын Александр. Её зятем был великий русский актёр Иннокентий Смоктуновский.

В 1989 году Шира оставила Москву, взяв с собой лишь несколько картин своего покойного мужа Мендла Горшмана, и вторично репатриировалась в Израиль. Eё жизненные переплёты и отличный иврит, которым она не имела возможности пользоваться десятки лет, поразили многих в Израиле. Первый канал израильского телевидения снял трогательный фильм «Дерех хадаша» (новый путь), на протяжении которого Шира ездила по всей стране со съёмочной группой и встречалась с «гдудниками» (своими друзьями по кибуцу и «Гдуд а-авода»), с которыми не виделась 60 лет.

https://www.youtube.com/watch?v=hmGB8mfkfrE

Здесь, в Израиле, она в четвёртый раз вышла замуж за своего соратника по кибуцу, с которым также не виделась шестьдесят лет, а после его кончины жила в хостеле в Ашкелоне, где и скончалась в 2001 году в возрасте 95 лет.

В Израиле она выпустила три книги, которые, в основном, посвящены воспоминаниям о молодых годах, проведённых в «Гдуд а-авода». Эти произведения привлекли внимание не только идиш-читающей публики, но и историков, в т.ч. молодых людей, исследующих историю сионистского заселения Эрец Исраэль. В одной из этих книг Шира пишет:

«Самая сытная, лучшая еда была для детей, для остальных… то, что оставалось. Правда, овощи были очень дешёвыми. В кибуцах были подготовлены «квартиры» – палатки. Ножки железных кроватей утопали в песке. Днём пекло солнце, по ночам можно было охладиться… Мы осушали болота, болели лихорадкой, умирали. Немало из нас пало в борьбе, как Трумпельдор… Работали физически с утра до вечера, но мы, эти «халуцы» (первопроходцы), а не кто-то другой, показали миру, что еврейская кровь больше не будет проливаться безнаказанно…»

М. Юшковский