Шира Горшман

Пост обновлен июнь 1

Борис Сандлер


Урождённая Кушнир; 10.05 1906 — 4.05 2001

Прозаик Шира Горшман родилась в литовском местечке Кроки, Ковенской губернии (Литва) в бедной семье. Рано потеряв родителей, она росла в доме деда. Во время Первой мировой войны Шира Кушнир, как и многие евреи из прифронтовой зоны, была выслана в Вильно. В 1924 году, став членом молодёжной организации «hа-Халуц», Шира вместе с мужем Х. Хацкелевичем и дочерью уехала в Палестину. Вместе с коммунарами из организации «Гдуд haвода» (Трудовой батальон) работала на сельскохозяйственных работах, прокладывала и мостила дороги. Организация, во главе которой стоял М. Элькинд, член Коминтерна, находилась под влиянием коммунистов и вскоре была запрещена британскими властями. В 1928 году большая часть «батальона» вернулась в СССР. Шира, к тому времени мать троих детей, отправилась со своими товарищами. В Крыму, куда их привезли, коммунары создали сельскохозяйственную коммуну «Войо нова» (Новая жизнь (эсперанто). Там же она знакомится с еврейским художником М. Горшманом, приехавшим из Москвы запечатлеть в рисунках жизнь еврейских коллонистов. В 1930 году Шира вторично выходит замуж и переезжает с мужем в Москву.

Об этих трудных годах своей молодости Горшман позже расскажет в своих книгах. Первые ее короткие рассказы были опубликованы в газетах דער שטערן (Дер Штэрн—Звезда, Киев) и דער עמעס (Дер Эмес—Правда, Москва). В 40-e годы Горшман печатается в газете Еврейского антифашистского комитета אייניקײַט (Эйникайт—Единство), в сборнике צום זיג (Цум зиг—К победе, Москва, 1944 под редакцией П. Маркиша), под псевдонимом «Шира Гоман». Первый сборник рассказов Ширы Горшман דער קויעך פֿון לעבן (Дер койэх фун лэбн—Сила жизни) был издан в Москве в 1948 году. В полную меру талант писательницы раскрылся в 60-е годы, когда начал выходить журнал на еврейском языке (идиш) «Советиш Геймлад» (Советская родина, 1961-1991); в Варшаве выходит её сборник דרײַ און דרײַסיק נאָוועלן (Драй ун драйсик новелн—Тридцать три новеллы), сборник переводов произведений Горшман на русский язык «Третье поколение» (1963, Москва, Советский писатель), לעבן און ליכט (Лэбн ун лихт—Жизнь и свет, 1974, Москва, Советский писатель; русский перевод — 1983), ליכט און שאָטן (Лихт ун шотн—Свет и тени, 1977, Москва, Советский писатель).

Мастер короткого рассказа, Горшман графически четкими штрихами передает психологические переживания героев. Ее описания природы напоминают акварельные миниатюры. Повести и рассказы Горшман - это развернутая книга жизни писательницы в художественном оформлении.

В 1989 году Горшман вторично эмигрировала в Израиль. Она ведет активную творческую жизнь: издает несколько книг, выступает перед читателями, участвует в литературных объединениях. В 1992 году выходит ее сборник повестей и рассказов אויסדויער (Ойсдойэер—Выносливость, 1992, Тель-Авив).

Последние годы жизни Ш. Горшман жила в Ашкелоне.

Кибуц находится в Эмек а-Ярден в довольно низком месте.

Жара здесь стоит непереносимая. Но уже до семи часов утра кибуцники выходят на работу.

Никому не надо об этом напоминать, никому не надо ничего говорить. Каждый кибуцник знает, что надо делать.

Столовая открыта. Недалеко от входа на столах всевозможная еда, горы еды.

Та женщина, что рассказывала об этом, видела собственными глазами.

Видела, как молодой волонтер (парень или девушка приходящие на работу в кибуц) поставил на поднос, который держал в руке, стакан сметаны, тарелку с помидорами и огурцами, изрядно нарезанного лука, большой кусок масла на блюдце и пять яиц. Затем он пошел к хлебнице и набрал вдоволь хлеба. Наконец, нашел свободное место, и стал не спеша уминать всю эту свежую, сельскую снедь.

"Мне было очень интересно, — говорит она, — как скоро этот волонтер управится с завтраком". Долго ждать не пришлось, вскоре поднос был пуст, и волонтер был сыт и доволен.

А мне грешным делом вспомнилось, как это было в 1920-е годы в «Гдуд-Авода», в рабочей еврейской артели. Конечно, кое- что ели, но среди «гдудников» бытовала поговорка: «Если сосет под ложечкой, ешь то, что тебя не сосет». Товарищ Гефтман, бригадир наш, пройдет бывало меж столов, подбадривая понурых и сонливых:

— Не дремать, друзья! Знаю, вижу, что не досыта поели. Но надо работать! Придут другие евреи, и будут пользоваться плодами наших рук!.. И поминать нас добрым словом. Они придут, у них нет другого выбора, пошевеливайтесь!

Фантастика! Я вспоминаю это время и нас в том времени. И только головой качаю. Ведь это же было, было на самом деле!

перевод с идиша Льва ФРУХТМАНА