Месяц (шлойшим) со дня кончины Лазаря Любарского

Обновлено: 5 мая

Мордехай Юшковский


24 апреля 2022 исполнился ровно месяц со дня кончины Лазаря Любарского. Некоторые называли его одним из тридцати шести праведников, на которых держится мир. Очень скромный человек, от которого вряд ли кто-то когда-то слышал слово на громких тонах, - он излучал добро и свет, а главное самозабвенную преданность своему народу и своей стране, еврейской культуре и родному языку идиш.


Лазарь родился в 1926 году в Бельцах – типичном еврейском местечке в Бессарабии (тогда в составе Румынии). В самом начале войны его семье удалось эвакуироваться в Среднюю Азию. В 1943 г. в возрасте 17 лет Лазаря мобилизовали в Красную Армию. Т.к. к тому времени он уже окончил восемь классов школы, его послали во Фрунзенское авиационное училище. По окончании ускоренного курса штурманов и радистов, во второй половине 1944 г., он был направлен в Подмосковье, где служил в военной авиации. День победы Лазарь отметил вместе со своим девятнадцатилетием, но продолжал служить до 1948 года. Затем он окончил Одесский институт связи, жил и работал на Урале, потом на Кавказе, в Орджоникидзе, в Ростове.


Еще в юные годы он пристрастился ко всему, что было связано с языком и культурой идиш, запоем читал еврейскую литературу на идише и в переводе на русский язык. Он глубоко проникся трагедией, постигшей известных деятелей еврейской культуры в СССР, собирал по крупицам данные об их жизни и творчестве.


Одновременно Лазарь был активен в еврейском национальном подпольном движении, стал убеждённым сионистом, сотрудничал с известными отказниками и борцами за национальное самосознание. Он пытался выехать в Израиль ещё в 1970 году, но получил отказ и продолжил заниматься подпольной сионистской деятельностью, в 1972 году был арестован и провёл 4 года в застенках.


Только в 1976 г., после освобождения и 3-х отказов, Лазарь с семьёй получил разрешение на выезд. 20 декабря 1976 года он прибыл в Израиль, но и здесь не прекращал борьбу за право советских евреев на выезд. Он работал инженером в Электрической компании, в Министерстве связи. При этом, уже живя в Израиле, он также не оставлял своего увлечения культурой идиш, был принят в израильский Союз писателей и журналистов, пишущих на идиш, публиковал статьи в различных изданиях, старался увековечить имена героев, посвятивших себя еврейской культуре в СССР, был активным членом Ассоциации узников Сиона в Израиле.


Зол эр hобн а лихтикн ганэйдн!

Да будет благословенна память о нём!


***


Предлагаем вашему вниманию статью Лазаря Любарского, посвященную великому еврейскому поэту Перецу Маркишу, опубликованную в газете "Окна" 13 августа 2015 года.



К 120-й годовщине со дня рождения Переца Давидовича Маркиша (7.11.1895-12.08.1952), поэта, писателя и драматурга, писавшего на идише



Перец Маркиш – один из величайших художников слова на идише за всю историю существования этого языка.


Перец Маркиш воздвиг потрясающий мемориал еврейским мученикам: Это поэма «Куча» (Ди Купе), которая фактически обобщает страдания всех жертв погромов на Украине – хмельнитчины, петлюровщины и др.; это поэма «Бабий Яр», написанная за пятнадцать лет до одноименной поэмы Евгения Евтушенко, но не менее сильная и выразительная; это поэма «Михоэлсу – негасимый светильник», посвященная выдающемуся актеру и общественному деятелю, «которого почитать встают из рвов и смрадных ям шесть миллионов жертв, запытанных, невинных»; это ряд других его произведений, которые посвящены жертвам крестовых походов, инквизиции, восстания в Варшавском гетто («Испания», «Танцовщица из гетто», роман «Поступь поколений»).


Образы в творчестве Переца Маркиша – обширные и многоплановые, неизменно завораживающие своей символикой и метафоричностью. Его лирика органично сочетается с афоризмами, необычными по стилю, содержанию, его рифмовка великолепна.


Коснусь теперь каждой поэмы вкратце, но начну с третьей: «Михоэлсу – негасимый светильник» (она единственная, которая имеется у меня в идишском оригинале, и есть возможность сравнить ее с блестящим русским переводом Аркадия Штейнберга, который сохранил полностью музыку оригинала (размер, акценты).


Шломо Михоэлс (Соломон Михайлович Вовси) олицетворял собой стремление советских евреев добиться прав на полноценное национальное культурное развитие. В годы Второй Мировой войны он возглавлял Антифашистский еврейский комитет, совершил с поэтом Ициком Фефером поездку в США, Канаду и Англию, собирая средства для Советской армии. С помощью еврейских организаций США были собраны средства, на которые приобретено 1000 самолетов, 500 танков, значительное количество продовольствия, одежды и обуви (в СССР было отправлено два парохода с вещами, медикаментами и продуктами).


13 января 1948 года Михоэлс был злодейски убит в Минске по приказу Сталина. Как это свершилось (согласно исследованиям доктора исторических наук Генадия Костырченко)? Тайну гибели Михоэлса раскрыл Лаврентий Берия, назначенный после смерти Сталина министром внутренних дел СССР. Сталин считал Михоэлса руководителем антисоветской еврейской националистической организации, но МГБ не располагало конкретными данными о его антисоветской или шпионской деятельности, хотя много лет Михоэлс находился под агентурным наблюдением. Берия сообщил, что по делу об этом убийстве был допрошен бывший министр госбезопасности Виктор Семенович Абакумов, арестованный еще в 1951 году. Со слов Абакумова, Сталин в 1948 году дал ему задание срочно организовать ликвидацию Михоэлса силами МГБ. План и состав участников операции по инсценировке автокатастрофы были согласованы со Сталиным. Остановились на Сергее Огольцове, замминистра ГБ, Лавренитии Цанаве, министре ГБ Белоруссии, и Федоре Шубнякове, начальнике отдела 2-го Главного управления МГБ.


В целях глубокой конспирации пришлось пожертвовать агентом ГБ Голубовым, сопровождавшим Михоэлса в поездке в Минск. Вот что известно об этой акции из показаний Цанавы.


Примерно в 10 вечера Михоэлса с Голубовым завезли во двор дачи Цанавы на окраине Минска, где они немедленно с машины были сняты. Исполнителями убийства Цанава назвал полковника Лебедева и старшего лейтенанта Круглова. Михоэлсу и Голубову сначала сделали инъекцию яда, а затем уже их переехала машина.


Примерно в 12 часов ночи, когда по Минску движение публики и транспорта сокращается, трупы Михоэлса и Голубова были погружены на грузовую машину, отвезены и брошены на одной из глухих улиц города. Утром они были обнаружены рабочими, которые об этом сообщили в милицию.


Дочь Сталина Светлана Аллилуева в своей книге воспоминаний «Только один год» пишет, что Сталин 6 января 1948 года подтвердил по телефону указание убить Михоэлса и инсценировать его гибель в автокатастрофе.


По словам Абакумова, Сталин распорядился наградить убийц орденами. Итак, Перец Маркиш, поэма «Михоэлсу – негасимый светильник». Автор сразу понял, «здесь не все гладко», как выразилась на похоронах (на которых «людей не сосчитать в народном океане») Полина Жемчужина (девичье имя Перл Семеновна Карповская, жена Вячеслава Молотова). И Маркиш пишет эту поэму-кадиш, фактически обвинительное заключение убийце! Он продолжает дальше писать свой последний роман «Поступь поколений» («Торт фун дойрес») и свое апокалиптическое последнее стихотворение: «Сколько жить на свете белом / до печального предела / Сколько нам гореть дано? / Запрокинем к звездам лица - / Пусть заветное свершится»… И это свершилось через год после зверского убийства Михоэлса: 27 января 1949 года Переца Маркиша арестовали по обвинению в сионизме и еврейском буржуазном национализме. Его судили неправедным судом вместе с двенадцатью другими «подобными ему врагами СССР» три генерала военной коллегии и приговорили первоначально к 25 годам заключения, но по требованию Сталина приговор был заменен на расстрел.


В ноябре 1955 года та же судебная инстанция отменила приговоры в отношении всех осужденных за «отсутствием состава преступления».


В поэме «Куча» («Ди Купе»), как уже отмечалось выше, Маркиш в гротескно-мрачных тонах излил свою горечь в связи с антиеврейскими погромами на Украине в годы Гражданской войны 1918-1922 годов. Этой поэме Маркиш предпослал следующий эпиграф: «Вам, жертвы Украины, чья земля насыщена вашими останками, и вам, сваленным в кучу в местечке Городище на Днепре, кадиш!»


Хотя сюжет поэмы касается одного конкретного погрома в местечке Городище на Днепре, он обобщает фактически все еврейские погромы на Украине за всю историю жизни евреев на этой земле. Мне лично памятны рассказы родителей о еврейских погромах, которые совершались украинскими националистами, бандами «зеленых», белогвардейцами и даже частями Красной армии, а также просто мародёрами вследствие анархии, царившей в то время в этом крае. Уничтожение украинских евреев в эти годы приобрело масштабы настоящего геноцида. По данным историка Олега Будницкого, за это время в 1300 населенных пунктах произошло более 1500 еврейских погромов. В результате этих расправ погибли, по разным подсчетам, от 50 до 200 тысяч человек. Примерно 200 тысяч было ранено и искалечено. Тысячи женщин подверглись насилию, примерно 50 тысяч стали вдовами. Сиротами остались 300 тысяч дестей. Такой размах массового уничтожения евреев превзошел только гитлеровский Холокост… По современным данным, за время гражданской войны в России имело место 1236 случаев антиеврейских выступлений, 887 из которых были отнесены к погромам – к акциям, сопровождающимся насилием в массовом масштабе. Из них 493 акции (40%) совершили петлюровцы, 307 (25%) – «зеленые», 213 (17%) – белогвардейцы, 106 (8,5%) – части красных. Жесткие погромы устраивала Первая конная армия при отступлении из Польши в конце августа 1920 года. Как правило, советские власти сурово наказывали погромщиков, чаще всего расстреливали их. Например, в сентябре 1920 года член революционного военного совета Первой конной армии К. Ворошилов расформировал за погром шестую дивизию И. Апанасенко, 153 погромщика были расстреляны.


Об антисемитских настроениях в некоторых частях Красной армии писали Исаак Бабель в «Конармии» и Борис Пильняк в «Ледоходе». В 1926 году в Париже Самуил Шварцбард убил председателя директории Украинской Народной республики Симона Петлюру. Суд присяжных в Париже объявил Шварцбарда невиновным в убийстве, тем самым признав совершенное им не уголовным преступлением, а актом возмездия. В Одессе, Балте, Проскурове были убиты многие его родственники. Шварцбард, названный мстителем, умер в 1938 году и завещал перезахоронить себя в земле Израиля. В нескольких городах в Израиле его именем названы улицы.


Итак, «Куча» («Ди Купе»). Молодой еврейский поэт Перец Маркиш (ему было 25 лет) обнажает городищенскую трагедию, с потрясающей силой изображает натуралистические подробности погрома накануне Судного дня в 1919 году: несколько сот убитых евреев остались непогребенными, сваленными в кучу напротив монастыря. Не будучи компетентным в литературоведении, хочу отметить лишь некоторые моменты поэмы. Маркиш протестует против пассивного мученичества жертв, которое возбуждает в нем гнев и сарказм из-за их покорности судьбе. Он вопиет: «Самсон незрячий, / отрасти же снова кудри! / дрожь уйми в руках окрепших / и, как в древние колонны, / рушь опоры мирозданья!» Очевидно, Маркиш имеет в виду отряды самообороны, которые евреи организовывали во многих городах.

Горечь в связи с антиеврейскими зверствами Маркиш выражает такими строками: «Я возвестить пришел указ царицы Кучи: / Верните заповеди богу на Синай!»


Ясно, что этот тезис был воспринят некоторыми критиками как кощунственный (этот тезис можно отнести и к 6 миллионам жертв Холокоста). Не могу не отметить великолепный перевод поэмы на русский язык Ханоха Дашевского, о чем сужу из сравнения с упомянутой выше поэмой об убийстве Михоэлса (перевод А. Штейнберга).


Поэму «Бабий Яр» Маркиш написал вскоре после войны. Но это было уже время, когда у Сталина и его команды созревала задача с корнем вырвать еврейскую культуру из почвы, уничтожить ее. Вот как звучит голос Маркиша в «Бабьем Яре»:


…земля,

Семь дней тряслась, не унимаясь, кряду

Над заживо зарытыми …

… Она еще трясется, их могила…

… Жизнь продолжить и после смерти надо

…Нет и не будет нам небытия…

Они не проиграли спора с мракобесьем

Над Бабьим Яром – тишина и боль,

Которым нет конца и нет начала…


Поэма «Бабий Яр» П. Маркиша была переведена на русский язык Л. Пеньковским. Правду о трагедии Бабьего Яра долго скрывали в послевоенные годы. На памятнике, открытом в 1976 году, было написано: «Жертвам фашизма – советским гражданам и военнопленным, расстрелянным немецко-фашистскими захватчиками». Считается, что на веки остались в Бабьем Яре от 150 до 170 тысяч из 200 тысяч евреев Киева, которым не удалось эвакуироваться. Должен отметить, что перевод Льва Минаевича Пеньковского выполнен на высоком поэтическом уровне. В дополнение к приведенному мной (еще раз – не литератором) материалу хочу добавить несколько слов о Переце Маркише – гордом и преданном сыне еврейского народа, талантливом самородке, оставившем неизгладимый след в мировой культуре на языке печальной участи – идише.


Участник войны в Испании в 1936 году, воевавший на стороне республиканцев, Маркиш пишет в своей поэме «Испанцы»:


Вернулся я к тебе из дальней стороны.

Нарушил я обет и память предков предал.

Здесь на твоей земле разорены

Могилы древние, кладбища наших дедов.

… Пришел как брат, ни как изгнанник сирый.

Здесь прошлое мое - среди могил бойцов,

Здесь пронеслись бои, столетний тлен развеяв,

и мне не воскресить забытый прах отцов -

Гонимых из страны в страну евреев.


Думается, излишне отмечать, что речь идет об обете никогда не возвращаться в Испанию, который дали изгнанные инквизицией евреи.


В поэме «Письмо к мамаше» Маркиш, (участник Второй Мировой войны) пишет:


Закончив дальний рейс по вражеским тылам,

Спускается в блиндаж комэск Маргулис.

И кажется, что вниз плывет он по волнам

народных песенок, что вместе с ним вернулись.

Еще мерещится ему передний край,

И напевает он, смеясь, светясь глазами:

«К мамаше, письмецо, смотри не запоздай!»

«А бривеле дер мамен золсту нит фарзамен!»


«Бривеле дер мамен» - популярная песня на идише, автор слов и музыки которой - польский еврей Соломон Шмулевич.


Жизненный и творческий путь Переца Маркеша, несомненно, заслуживает долгого всестороннего изучения специалистами. Как уже говорилось выше, финал жизни этой выдающейся личности жесток, несправедлив и трагичен. В ночь с 27 на 28 января 1949 года Перец Маркиш был арестован как член президиума еврейского антифашистского комитета. После пыток, истязаний, тайного суда – все это продолжалось три с половиной года – он был расстрелян 12 августа 1952 года. Посмертно реабилитирован. Место захоронения неизвестно.


Дата 12 августа глубоко впечатана в историю евреев бывшего СССР, всемирного еврейства и миллионов людей в мире. В этот день, как знают теперь в России и во всех странах мира, были расстреляны поэты, писатели, критики, актеры, общественные деятели – вне зависимости от того, партийные это люди или беспартийные, оптимисты или пессимисты, блондины или брюнеты… Решало другое: эти люди - евреи по национальности. Расстреливая их, советские власти безжалостно и умышленно расстреливали еврейскую культуру в лице ее лучших представителей. Это были творцы культуры, которая до этого переживала свой недолгий расцвет. Это был в полном смысле расстрелянный Ренессанс. Это трагедия культуры, расстрелянной в упор.


Их было тринадцать человек. Среди них Перец Маркиш, Давид Гофштейн, Лейб Квитко, Ицик Фефер, Давид Бергельсон, представляющие миллионы людей, для которых и от имени которых они писали, и невозможно было помыслить, что их ждет такое. Эти даты скорби не только в календаре. Есть место, не менее, а более прочное и надежное, чем календари, - сердца людей. Кроме пяти названных фамилий были расстреляны еще восемь известных евреев: актер Зускин, дипломат Лозовский, ученный Юзефович, врач Шимелиович, литераторы и журналисты Тальми, Теумин, Илья Ватенберг, Чайка Ватенберг-Островская. Известный русский поэт, прозаик и драматург Борис Лавренев сказал: «Маркиш был в расцвете сил своего мощного таланта и, наверное, создал бы еще более прекрасные произведения, но жизнь его оборвалась на подъеме. Он пал жертвой врагов, оклеветанный невинно. Враги физически уничтожили замечательного поэта, но не смогли убить песню». Образ этого замечательного человека, выдающегося поэта и деятеля еврейской культуры навеки с нами, как и его творчество.





Лазарь Любарский и Перец Маркиш


© Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта допускается лишь с разрешения редакции сайта и только со ссылкой на источник: www.yiddishcenter.org